Павел Клачков о блогерах, партиях, выборах

Оставлен klachkov Втр, 2012-12-18 22:31

Павел Клачков Экспертный клуб Комитет развития

"Политликбез.РФ", 17.12.2012

На вопросы информационного сетевого ресурса ПОЛИТЛИКБЕЗ.РФ ответил Павел Владимирович Клачков, красноярский политолог, основатель и бессменный Председатель Экспертного клуба «Комитет развития».

- Павел Владимирович, в декабре традиционно «итожат» год уходящий. Как политолог, сравните два месяца, два декабря: этого года и года прошлого. Декабрь 2011 – энергия борьбы, почти бунта, новые лица в протестном движении, массовость, надежды. И декабрь 2012, спокойствие, предсказуемость, утомлённость. В Красноярске ещё и мороз. Но ведь не в погоде же дело?! Почему «слился» протест, куда подевались «декабристы 2011»?

- Действительно, общественная активность во второй половине 2012 года, серьёзно пошла на спад. Я в одной из телепрограмм это прогнозировал ещё в июне. Как раз после бурных майских событий в Москве все почему то ожидали, что вот-вот «начнётся». А я сказал тогда, что никакой революционной осени не будет, что никакого простора для деструктивных действий не будет представлено. И что у большинства оппозиционеров случится разочарование. Так, собственно, и случилось. Эта политическая турбулентность была успокоена грамотными действиями власти. А также тем, что оппозиция не выдвинула никакой позитивной повестки дня. На критике, на одних лозунгах, пусть смешных и остроумных далеко не уедешь. И правда, людей такой политический КВН только оттолкнул. Подавляющее большинство наших граждан скатиться к хаосу, к беспорядкам не пожелало. Потому и не получили всенародной поддержки «белоленточники».

Но я хочу сказать, что когда мы рассуждаем о том, что 2011 год был «бурным», то это не совсем так. Когда я готовился к интервью, то специально просмотрел статистику по протестным акциям по стране. И я обнаружил, что в 2010 году было в СЕМЬ раз больше протестных акций, чем в 2011 году!

- Очевидно, два года назад среди митингующих не было «пиарщиков». А в 2011 году они пошли на марши. Пиарщики и богема. Навальный, Собчак, Божены разнообразные…

- Возможно. Может быть, раньше протестовали люди «простые», неинтересные для СМИ. А тут вышла и Собчак, и деятели культуры, и «опальные» журналисты и прессе стало более интересно.

Да, сейчас протест, безусловно, «внизу», но по результатам этих протестных действий образовалась небольшая прослойка «профессиональных революционеров», которая ждёт своего часа, ждёт команды, отмашки. По моим прикидкам таких «профи» на страну около тысячи. В основном это деклассированные элементы, которые не занимаются ничем более, как организацией различных протестных действий: пикетов, митингов, сбором подписей. Это очень своеобразная прослойка, которая ранее себя так активно не проявляла…

- Прослеживаются некие параллели, сходство некое в действиях столичных и наших, местных оппозиционеров. В Москве «пророчат» скорый уход Путина с поста Президента, в Красноярске оппозиционеры уверены в скорой отставке Льва Кузнецова. Действуют «несогласные» очень похоже: вбрасывается информация в «мировую паутину», на дискуссионные площадки, на форумы и отслеживают реакцию. Подхватят там тему, не подхватят. Если нет, то что-то новое «закинут»…

- Вы правы, проблемы, которые возникают в Красноярском крае, следует рассматривать в тесной увязке с тем, что происходит в целом в Российской Федерации. Мы сейчас живём в условиях разворачивающейся информационной войны. Войны, которую ведёт против России определённая часть западного сообщества. Мы это видим по недавним заявлениям Хиллари Клинтон, которая сказала, что попытки экономической интеграции на просторах бывшего СССР будут жёстко пресекаться американцами. И тут же принимается «Закон Магнитского». Многие думают, что этим будут наказаны плохие чиновники, а простые россияне не пострадают. Как раз и нет! Этот закон можно применить к каждому человеку в России. Это второй способ, которым США собираются управлять нашими элитами (первый – подкуп). И как раз акт Магнитского направлен на тех, кого американцы подкупить не смогли. Ведь там не какой-то фиксированный список. Американцы сами будут решать, кого туда добавлять, кого не добавлять. К сожалению, у нас не все это понимают.

И в соответствии с концепцией ослабления России, в сети «Интернет» начались массированные атаки на существующую легитимную власть. В том числе, это идёт рикошетом и по региональным властям.

- Во всём виноват интернет, получается?

- На сегодняшний день выход в сеть есть почти у всех, кому это нужно. Я сам с 1995 года работаю в этой сети. Ещё помню, когда российских сайтов было меньше сотни. А сейчас там очень много хлама, и интернет, даже больше чем телевидение, зомбирует людей. Было бы очень здорово обеспечить настоящую свободу в сети, когда бы интернет был «вынут» из-под контроля США.

- «Страшней чем блогер зверя нет»? Серьёзно, Навальный же из «виртуала» появился..

Я читал не один доклад, посвящённый изучению российской блогосферы, сделанный по заказу Госдепартамента США. И там я находил описание, характеристики моих друзей, достаточно известных в России блогеров. В США очень пристально следят за тем, что происходит в российском секторе «мировой паутины». Там на поддержку «своих» блогеров, на проведение кампаний в сети, выделяют немалое финансирование. И не надо говорить, что это паранойя, конспирология и т.п.

Потому так активно через интернет идёт накат на всё, что способствует укреплению России, её устойчивости как государства. Мы же отлично понимаем, что кричать: «Все чиновники жулики и воры», это примерно то же самое, что изрекать: «Все женщины – особы нетяжёлого поведения».

Я с большим подозрением отношусь к людям, которые вот так безапелляционно кроют целые слои наших сограждан какими-то грязными словами, не вдумываясь в смысл того, что произносят.

Но я наблюдаю тенденцию, назову её «зарождение патриотического вектора от противного». Когда оппозиция, стремясь привлечь к себе внимание, извернулась наизнанку, люди от неё отшатнулись. Началось широкое движение (в том числе и в интернете) к патриотическим, государственным ценностям.

Теперь, о ситуации в Красноярском крае. Мы сегодня видим, что есть результаты работы краевой власти, эти результаты активно обсуждаются и в обществе, и в блогосфере. Я оцениваю эту работу достаточно позитивно и не вижу здесь возможностей для дестабилизации. На сегодняшний день ситуация с социальным напряжением в крае более менее благополучная.

- О развитии интернета поговорили, но что интересно, да, растёт число пользователей «мировой паутины», но и всё больше людей приходит в церковь, в мечеть, в синагогу. С чем это связано?

- Я хочу сказать, что сейчас основное направление в политике – это усиление религиозного фактора. Оно происходит везде, во всех странах. Религиозный фактор сейчас доминирует и будет всё больше доминировать. И борьба с религиозностью - это показатель полного непонимания глобальных процессов и оттеснение самих себя на обочину истории. Религия никогда не бывает вне политики, наоборот – вся мировая политика сейчас, так или иначе, зависит от религии.

О Православии я бы хотел сказать особо. Я считаю, что Православие это государствообразующий фактор. Потому на православие ополчились все «болотные». Но Церковь, это такая скала нерушимая, о которую все эти волны разбиваются. Посмотрите, враги церкви - они как будто перенеслись к нам из дремучего прошлого. Их аргументы, их балаклавы - это всё напоминает «Союз безбожников» 1920-ых годов.

- Вернёмся к краевой тематике. Сегодня наблюдается в политическом поле какое-то непонятное оживление. Я бы даже сказал – нездоровое оживление. Да, ближайшие выборы в сентябре, но это «всего лишь» горсовет, пусть даже и Красноярска. Может быть это как-то связано с небывалым ростом числа политических партий?

- Конечно, связано. Сейчас в стране идёт партийная реформа. В середине нулевых было ограничено количество партий, и далеко не все могли найти себя в оставшихся семи партиях. И вот теперь появилась возможность реально участвовать в политпроцессе практически у всех. Мне кажется, именно это и «спровоцировало» высокую активность граждан.

- Да, бывает что за день с семью-восемью краевыми «вождями» повстречаешься. И почти все «новопартийцы» к себе зовут, и в партию, и в список. Понятно, что для числа, но всё равно очень интересно наблюдать за людьми, у которых все мечты и сны о заветных мандатах.

- Да, да. И это вполне естественно. Я к такой активности политиков отношусь позитивно. Чем больше проблем обсуждается публично, тем быстрее действующая власть займётся решением этих проблем. Примеров мы видим много и в городе Красноярске, и на уровне краевом. Пусть каждый активный человек пытается пробиться в сфере публичной политике, что в этом плохого? Только это очень неблагодарное занятие, увы.

- Впереди у нас 21 декабря вы, Павел Владимирович, как эксперт…

- Мой прогноз: «Всё будет хорошо»!

- Спасибо, успокоили. Давайте попробуем накануне 21 декабря, прикинуть: какие политические силы в сентябре 2013 будут праздновать успех на выборах в городской Совет Красноярска. Знаю что крайне мало данных для качественного анализа, но всё же. А в сентябре откроем эту беседу и сравним результаты.

- Я оговорюсь, что партийная система в России в целом ещё не укоренилась. И мне очень близка точка зрения уважаемого публициста Виталия Третьякова, который вообще отказывает партийной системе России в какой-либо перспективе и предлагает организовать представительную власть по сословиям. Но, тем не менее, как реальность нашей политической жизни, есть партии, их становится всё больше. На этом фоне выгодно отличается от всех прочих «Единая Россия». «ЕР» сегодня очень хорошая «партийная машина», где собраны известные, влиятельные люди, которые на слуху.

Безусловно, «Единая Россия» это партия-лидер, и не буду оригинален, предрекая ей первое место. Актив «Единой России» деятелен, цепок, способен учиться на своих ошибках. Нет на сегодня ни малейших предпосылок говорить о спаде популярности партии, её влияния.

У КПРФ не всё ладно в Москве (Зюганов стареет), всё чаще называют фамилию Мельникова

Но Зюганов крепкий мужик и хорошо контролирует партию. И этому у него научился наш местный руководитель коммунистов Пётр Медведев. Судя по тому, как за него дисциплинированно голосуют партийцы на различных региональных пленумах, он неплохо контролирует ситуацию у себя в организации. И, несмотря на череду скандалов, уверенно руководит отделением КПРФ.

- Сейчас официально зарегистрировались несколько коммунистических партий, ожидаете ли вы «битву за левый фланг»?

- Битва, конечно, идёт. Но за КПРФ после всех этих 20 лет - раскрученный партийный бренд. На мой взгляд, эта партия обеспечит себе представительство в горсовете. Маловероятно, что «новые» компартии смогут ей как-то помешать.

Партия «Родина». Во многом её перспективы зависят от харизмы одного человека. У Дмитрия Рогозина сегодня есть влияние, есть доступ к СМИ. Но на муниципальных выборах важна именно местная повестка. Смогут ли «родинцы» быть убедительны без харизмы Рогозина – большой вопрос. Пока они себя никак не показали ни в технологическом плане, ни в плане организационном.

- Сейчас на «либеральном фланге» в Красноярске очень деятельно работает «Гражданская платформа». Как вы, Павел Владимирович считаете: сумеют ли «прохоровцы» объединить вокруг себя либеральный спектр?

- Я думаю, что эта партия будет выделяться хорошим материальным обеспечением, ресурсами. Но до сих пор у них было много ошибок. Не резонируют пока «ГП» и массовый избиратель, не резонируют. Ещё и их отношение к танцам в храме «Pussy Riot» оттолкнуло очень многих. Поэтому «Гражданская платформа» пока под большим вопросом. Просто «вбухать» в выборы немалые средства, не заработав политического капитала – для них такой вариант весьма возможен.

- Что скажете о «партии Быкова»? Ведь абсолютно неважно, под каким партийным флагом Анатолий Петрович поведёт свою команду в горсовет. Красноярцы будут смотреть не на партию, а на лидера.

- Это серьёзный фактор. В 2004 году блок Быкова «С верой и надеждой!» занял первое место. Но тогда кампания была хорошо технологически выстроена. Ведь кроме харизмы нужны и механизмы. Стихами заговорил. Быков, безусловно, серьезный фактор краевой политики. И закрывать на это глаза нельзя, это всем понятно.

- То есть, вы считаете, что проходят в горсовет все «парламентские» партии и «партия Быкова»?

Да, 5-6 партийных списков могут пройти. Вряд ли больше, скорее даже меньше. Ещё не все до конца проявились. Нет чёткого понимания, кто идёт на выборы, кто нет. В марте прогноз можно было бы выстроить уже профессионально. Что же касается округов, то хорошие шансы имеют те, кто пойдёт от «Единой России».

- Кстати, да, в 2004 году Быков победил по списку, а его кандидаты ни один округ не сумели взять.

- Да, тогда его кандидаты-одномандатники недоработали. Единороссы, скажем, выставляя кандидатов по округам, делают ставку на сильных, известных, достаточно влиятельных людей, серьёзно готовятся, проводят праймериз. Ну и потом – им есть из кого выбирать, ведь это самая массовая партия, не будем забывать.

- Меньше двух недель до 2013 года. Каким он будет для страны, для нас всех? Политолог, он ведь немножко коллега астрологам…

- На мой взгляд, в 2013 году России ничего не угрожает, несмотря на развёрнутую в интернете истерию. Вот если в далёкой Сирии падёт режим, нам хлопот прибавится. Все занятые там воинствующие исламисты хлынут в Россию. Недавно выступал один из руководителей правоохранительных органов Ямало-Ненецкого автономного округа и рассказал, что у них создаются экстремистские ячейки, идёт активная миграция. Кто-то из людей, вступивших в радикальные группировки, начинает переселяться в российскую глубинку. И это не может не тревожить. В Татарстане что творится. Татары, они государственники, вместе с русскими страну, сколько веков строят. А там развивается радикальный исламский терроризм. Вот это очень серьёзная угроза.

- Завершая беседу, не могу не спросить вот о чём. Недавно оппозиционер Денис Стяжкин «эмигрировал» в Москву. По его словам, уехал от прессинга МВД. Красноярский край в РФ всегда был островом свободы, если сравнивать с соседями. В 2005 году, когда проходил у нас Съезд «Единой России», противники Путина спокойно провели шествие, вручили своё обращение прямо участникам форума партийного. Клинцевич к ним выходил, переговорили спокойно. Никого не хватали, не задерживали, не «прессовали». Почему спрашиваю: после «дела Стяжкина» мне друзья из других регионов звонят, пишут. Интересно им: неужели в спокойном Красноярском крае власть начала «закручивать гайки»?

- Я не вижу ни одного показателя, который говорил бы о «закручивании гаек». У красноярской оппозиции есть свои сайты, доступ к СМИ, на телевидение они приходят, свободно выступают. У них есть все возможности участвовать в выборах, формировать участковые избирательные комиссии, организовывать пикеты, митинги. Всё есть, чтобы отстаивать свои позиции. Никаких репрессивных мер ни к кому не применялось, насколько я знаю. Конечно же, оппозиция недовольна, она постоянно попадает в ловушку своей собственной пропаганды. То есть, когда они кричат о кровавом чекистском режиме, и когда с ними ничего не происходит, то получается, что режим не такой кровавый, не такой чекистский. Мечут молнии в тирана, а тиран им ничего не делает. Значит что? Значит надо репрессии от кровавого режима придумать. И в интернет выложить. Я вижу ситуацию вот таким вот образом.

Чтобы будущее было достойным не надо истерить, обвинять политических противников во всех смертных грехах. Надо просто много работать. Всем нам. Я противник любых инициатив, которые раскалывают общество. Для того, чтобы Россия оставалась великой державой, нам надо действовать сообща.

-Спасибо, Павел Владимирович за интересный, информативный разговор. Ну, и за объединительно-патриотическую концовку интервью, отдельное спасибо.

Беседовал Алексей Осадчий.