Белые «ленты» и «воротнички»

Оставлен klachkov Сб, 2012-12-29 23:14
ВложениеРазмер
Image icon politika4.jpg55.09 КБ

Почему правящий класс не боится «декабристов»

что делать

"Реноме", №10, ноябрь 2012

Ровно год назад в нашей стране явственно запахло горьким дымом очередной революции. Не только в Москве, но и во многих крупных городах России впервые в XXI веке на улицы вышли десятки тысяч людей, активно выступавших за смену власти.

Формальным поводом для массовых выступлений «рассерженных россиян» стали нарушения на декабрьских выборах в Госдуму. Бесспорно, многочисленные злоупотребления административным ресурсом на тех выборах наличествовали, но они стали всего лишь запалом к давно зреющему недовольству неэффективным коррумпированным государством, опасным перекосом в сторону власти чиновников и аффилированных с ними олигархов. И прошлой зимой многим казалось, что под напором антипутинских сил режим должен дрогнуть и начать трещать по всем швам. Но этого не случилось. Почему? Попробуем разобраться…

Движение вспять

Новое оппозиционное движение за короткое время успело как породить надежды, так и быстро развеять их. Сначала была Болотная площадь в Москве и Театральная площадь в Красноярске, неподдельный энтузиазм молодых неофитов, впервые познавших сладкое опьянение собственной смелостью, бросившей вызов, казалось бы, непотопляемым Владимиру Путину и «Единой России». Увеличившаяся в десятки раз всего за несколько недель несистемная оппозиция при поддержке дружественных СМИ стала называть себя «декабристами», что делало антипутинцев чуть ли не современными наследниками дворян-бунтарей, мечтавших в первой четверти XIX века установить в России конституционную монархию и провести крупномасштабные либеральные реформы.

Но затем случилась президентская кампания, которую к огромному разочарованию новоявленных «декабристов» за явным преимуществом выиграл Владимир Путин. Победитель, если не случится ничего чрезвычайного, будет управлять страной до 2018 года, а может быть, и до 2024 года. Это повергло многих его противников в состояние депрессии, из которой они вышли только к маю. В день инаугурации Путина радикальное крыло его противников смогло организовать в Москве массовые столкновения с полицией, которые показали, что события начинают развиваться по самому опасному сценарию, чреватому кровью и хаосом. Тогда же «декабристы» были переименованы в «белоленточников», по характерному признаку одежды непримиримых противников режима.

В конце весны Кремль начал демонстративно «закручивать гайки», существенно ужесточив законодательство по проведению массовых мероприятий и акций. Возможно, именно это позволило сбить накал оппозиционных страстей. Летом стало понятно, что говорить о массовом характере антипутинского движения уже не приходится. В нем остались в основном профессиональные революционеры, для многих из которых борьба с Путиным сделалась смыслом жизни, а для кого-то и неплохим источником дохода. Для оправдания своего существования и отчета перед спонсорами они проводят марши и автопробеги, но политический эффект от такой деятельности стремительно приближается к нулю.

Наследники большевиков

Последним широко распиаренным проектом оппозиции стали выборы в Координационный совет оппозиции (КСО). Совет, возможно, станет прообразом некой политической партии, которая объединит под своими знаменами всех непримиримых противников режима, хотя верится в это с трудом. Не первый раз оппозиция говорит об объединении, но призывы повисают в пустоте, чему есть свои причины.

Во-первых, слишком разношерстны ряды несистемных оппозиционеров, в которых можно встретить и доморощенных леваков вроде Сергея Удальцова, и либералов, ориентированных на Запад. Наиболее яркими представителями этого крыла являются русских националисты. Никакие долгосрочные политические браки между этими силами невозможны в принципе. Пока они держатся вместе по принципу «против кого дружим?», но стоит уйти Путину, и этот альянс рухнет в одночасье. В этом смысле ситуация типологически напоминает Россию в начале 1917 года, когда очень многие выступали за свержение царизма, но почти сразу после Февральской революции начали свирепую грызню за свой кусок власти.

Во-вторых, у лидеров оппозиции слишком заметен «комплекс большевизма», одной из главных черт которого является явное неприятие чужого мнения. Это особенно заметно по выступлениям Алексея Навального, который присвоил себе монополию на истину, да и в оппозиционном движении Красноярска есть подобные деятели, которые всех, кто не согласен с их позицией, безапелляционно называют «слугами режима». Невозможно представить того же Навального, который, словно Вольтер, произносит следующий пассаж: «Я не согласен с вашими убеждениями, но готов отдать жизнь за ваше право их высказывать». Эта непримиримость отпугивает многих, поскольку слишком явно диссонирует с призывами «бороться за свободу». Свободу для кого? Для очередного вождя, который рядится в демократическую тогу? По сути, оппозиционеры мало чем отличаются от власти, с точки зрения российского менталитета являясь всего лишь ее обратной стороной.

Но, пожалуй, главной проблемой непримиримой оппозиции является отсутствие четкой, понятной и принимаемой всеми участниками блока программной платформы, опираясь на которую можно было бы вести легитимную эффективную борьбу за власть, а не предаваться пустым мечтаниям о «цветной» революции в России. Идейная пустота является родовым проклятием отечественных либералов. Да, можно попробовать применить на российской почве технологии свержения действующей власти, но без идеологической начинки эти технологии работают слабо.

Либеральные идеи, экспортированные в Россию с Запада, как убедительно показали девяностые годы, у нас не приживаются. Культивирование же национализма чревато непредсказуемыми последствиями. Другие идеологические ниши прочно заняты системной оппозицией, которой тепло и сытно в тени «партии власти». И есть большие сомнения, что мы увидим в ближайшее время вменяемый программный продукт от «мозгового треста» оппозиции, потому что по большому счету творческая мысль «белоленточников» родила за год только два уже изрядно поднадоевших слогана: «За честные выборы» и «Россию без Путина!». Маловато будет для тех, кто претендует на власть в нашей стране.

Остров свободы

— У многих оппозиционеров уже есть осознание того, что пора переходить от митинговщины к серьезной борьбе за власть. Для нас такой проверкой станут выборы в горсовет. Народ устал от старых партий, но чтобы он начал серьезно относиться к новым лидерам, надо идти во власть и показывать свой потенциал там. Цель — превратить Красноярск в своеобразный «Остров свободы», — заявил Олег Безруких, один из лидеров красноярских «белоленточников».

Этот подход выглядит единственно возможным и продуктивным для тех, кто хочет изменить ситуацию в нашем государстве. Если оппозиция будет оставаться в русле уличных акций, то от нее отшатнутся последние сторонники, и это движение вновь станет маргинальным, каким оно и было последние 10 лет. Впрочем, ни многие эксперты, ни представители системщиков пока не видят в этом движении какой-либо угрозы.

— Если все-таки в Красноярске удастся создать оппозиционный блок, то больших исторических свершений от него ждать не приходится, — полагает политический аналитик Павел Клачков. — Несистемщики по старой привычке займутся карнавализацией прописных истин и интернет-травлей представителей власти. Избиратели уже не раз отторгали подобные форматы. Это как раз тот случай, когда мощное присутствие в СМИ и сетевые эскапады при столкновении с реальностью конвертируются в слабость, смуту и раздрай среди своих же соратников. Намного перспективнее в электоральном плане по-прежнему выглядят старожилы политсцены — КПРФ, СР и ЛДПР.

В свою очередь, старожилы свое место под оппозиционным солнцем уступать никому не собираются.

— Нынешние процессы в несистемной оппозиции напоминают мне политическую художественную самодеятельность. Очень надеюсь, что из белоленточной «фабрики звезд» все-таки выйдет несколько десятков ярких лидеров, — говорит депутат Законодательного Собрания края, член «Справедливая Россия» Олег Пащенко. — В то, что новой оппозиции удастся себя ярко проявить на выборах в горсовет под эгидой любой структуры, я лично не верю. Для этого у них нет необходимых организационных и финансовых ресурсов.

Пока же из партий, которые появились в этом году после либерализации партийного законодательства, наиболее перспективным проектом выглядит «Гражданская платформа» Михаила Прохорова. Возможно, именно эта партия станет тем магнитом, который сможет объединить не просто недовольных режимом людей, но разумных критиков власти, обладающих при этом необходимым организационным, финансовым и интеллектуальным ресурсом. Неслучайно сегодня аналитики всерьез рассуждают о союзе Михаила Прохорова и влиятельного экс-министра финансов РФ Алексея Кудрина. Теоретически «Гражданская платформа» могла бы стать инкубатором для тех, кто придет на смену нынешним властителям. А то, что рано или поздно нынешней номенклатуре придется уступить свое место новым людям, сомнений не вызывает.

Операция «чистка»

Исторический опыт показывает, что радикальная оппозиция в России может рассчитывать на попадание во власть только в эпоху великих кризисов. Очевидно, что Октябрьской революции 1917 года никогда бы не случилось, если бы Николай II не дал втянуть Российскую империю в Первую мировую войну. Страна, обескровленная этой бойней, утратила иммунитет перед вирусом радикализма, а потому и развалилась в одночасье.

В спокойные эпохи смена элит происходит по другому сценарию. В брежневскую эпоху режим достаточно долго гнил изнутри, а потом умер без особого сопротивления. Правда, партийные и комсомольские функционеры и в «демократической» России остались на верхушке социальной лестницы, но это уже другая история.

Нынче при всех оговорках внешняя конъюнктура является благоприятной для Путина и его сторонников. Больших политических кризисов не предвидится. Даже возможное падение цен на энергоносители не приведет к быстрому коллапсу отечественной экономики. Но это не означает, что нынешние хозяева страны могут чувствовать себя в безопасности.

Опасаются «наверху» не навальных с каспаровыми, а тех, кто дискредитирует власть изнутри. В Кремле прекрасно понимают всю гнилость и неадекватность верхних эшелонов российской номенклатуры как в федеральном центре, так и в регионах. Поэтому пытаются с помощью различных рычагов привести в чувство «белых воротничков», которые в своей страсти к стяжательству и воровству бюджетных средств уже давно потеряли чувство меры.

Владимир Путин инициировал этой осенью крупномасштабную чистку в высшем чиновничестве, самым ярким примером которой стали отставка министра обороны Сердюкова, дело об украденных миллиардах по системе ГЛОНАСС и аресты бывших чиновников из Министерства регионального развития, ответственных за подготовку саммита АТЭС во Владивостоке. Пока остается открытым вопрос, насколько эта чистка будет последовательной и напугает вороватых чинуш. Чтобы стратегически переформатировать систему, недостаточно посадить за решетку даже сотню высокопоставленных жуликов в белых воротничках. Но в любом случае реальную политику в стране сегодня проводит президент, а не его радикальные оппоненты. И сколько бы они ни кричали про «Россию без Путина», большинство населения пока имеет по этому поводу совершенно противоположное мнение.

Александр Чернявский