«Зеленые» бомбы экологии

Оставлен klachkov Чт, 2013-03-28 08:51

"Реноме". - Февраль 2013 года

По критерию универсальности у этой темы практически нет конкурентов. И неслучайно президентским указом 2013-й объявлен Годом окружающей среды. Экология волнует губернаторов и пенсионеров, олигархов и бедняков, ученых и обывателей. Для одних экология — повод для паранойи, для других — возможность заработать политические очки, а для кого-то — поле поиска трудных решений, оптимальных для страны и общества. Все эти аспекты экологического многогранника за последние полтора года весьма наглядно проявились в Красноярском крае.

Жизнь регулярно подкидывает сибирякам сюжеты с экологической начинкой, порой напоминающие триллеры. Страсти вокруг проектов ферросплавного завода и ядерного могильника в Железногорске, споры по выносу промышленных предприятий, в частности нефтебазы, за границу Красноярска и внедрению новых технологий в алюминиевом производстве — градус экологических дискуссий в регионе сегодня очень высок. Речь идет не только о жителях краевого центра. В Норильске, Минусинске, Ачинске и других ключевых городах края есть свои болевые точки в экологической сфере, которые возглавляют хит-парад главных проблем муниципалитетов.

Эта турбулентность обусловлена объективными факторами. В начале февраля Минприроды РФ опубликовало рейтинг городов страны с самой загрязненной атмосферой. Непочетное третье место в этом исследовании занял Красноярск. В первую двадцатку рейтинга попали также Ачинск, Минусинск и Лесосибирск. Странно, но это факт — флагман индустриального Заполярья Норильск по непонятным причинам в сотне самых грязных городов России не числится, хотя это совсем не добавляет плюсов общей экологической картине, сильно бьющей по имиджу Красноярья, еще раз подчеркивая его промышленно-сырьевой статус. Ведь на сегодняшний день из-за экологических сложностей Красноярский край трудно назвать привлекательным для жизни территорией.

Как следствие, экология для красноярцев — благодатная почва для массового возмущения, что и показали события осени 2011 года, когда на митинги против строительства ферросплавного завода под Красноярском выходили тысячи горожан. Заметьте, ни одна политическая партия в регионе сегодня не способна собрать такое количество людей, а экология — да, ведь за этим стоит безопасность жизни и здоровья всех поколений красноярцев. И можно уверенно прогнозировать, что с развертыванием избирательной кампании по выборам депутатов горсовета «дровишки» в экологический костер будут регулярно подкидываться. Недостатка в топливе нет.

Ферросплавное многоточие

После общественных слушаний, состоявшихся в июне прошлого года, на которых большинство красноярцев сказали «нет» проекту Енисейского ферросплавного завода, борьба с публичных подмостков переместилась в залы суда. Инвесторы, владея юридической инициативой, выигрывают суд за судом, что сильно тревожит красноярцев. В конце января губернатор Лев Кузнецов даже был вынужден в очередной раз заявить, что ферросплавного производства под Красноярском не будет.

— Моя позиция была официально озвучена еще год назад, и за это время ничего не изменилось, — подчеркнул губернатор Красноярского края Лев Кузнецов. — Понятно, что в Красноярске тему завода ферросплавов пытаются политизировать, но пусть это останется на совести тех, кто так делает.

Последний серьезный всплеск политических страстей вокруг проекта ЕФЗ был связан с приездом в Красноярск уполномоченного по правам предпринимателей Бориса Титова, который недвусмысленно выступил в защиту инвесторов, уже потративших миллиарды рублей на реализацию этого стратегического проекта. В ответ красноярские экологи отправили протестное обращение к Владимиру Путину (его подписало более двух тысяч красноярцев), где обвинили Титова в том, что он игнорирует «мнение миллионного Красноярска и тем самым дискредитирует федеральную государственную власть».

По мнению экспертов, ферросплавный сюжет еще долго будет актуальным для региона.

— Есть несколько факторов, которые будут его периодически искусственно оживлять, — прогнозирует политолог Андрей Копытов. — Первый фактор — позиция российской власти по этому проекту, которая до сих пор до конца непонятна. Хотя у инвестора есть сильные защитники в федеральном центре, но в Москве, похоже, понимают опасность темы, особенно в контексте второго фактора — грядущих избирательных кампаний. В этом году состоятся выборы депутатов горсовета, а там не за горами и выборы губернатора. Для многих политических сил ферросплавная тема, несмотря на ее уже очевидную заезженность, является хорошим способом заработать электоральные очки.

Страсти по могильнику

Летом 2012 года началось еще одно крупномасштабное сражение, на этот раз связанное с планами госкорпорации «Росатом» построить в Железногорске хранилище радиоактивных отходов. Старт ему дали общественные слушания по оценке воздействия на окружающую среду (ОВОС), состоявшиеся в ЗАТО в июле. Железногорцы одобрили проект создания подземной исследовательской лаборатории ОЯТ. Исследования в этой лаборатории должны подтвердить пригодность пород для безопасного захоронения долгоживущих высокоактивных и среднеактивных отходов. Ученые также планируют выполнить отработку операций строительства камер и скважин захоронения РАО и создания системы инженерных барьеров. Одним из доводов сторонников проекта является тот факт, что аналогичные лаборатории работают в 18 странах, в частности, во Франции, Германии, США, Швеции, Швейцарии и Японии. В случае если исследователи дадут добро на начало проекта, то в Железногорске будет построено хранилище, в котором сотни лет будут храниться радиоактивные отходы.

Тема захоронения ОЯТ в Железногорске в последние месяцы приобрела федеральный масштаб. Ряд экологических организаций обратились в конце декабря к главе российского государства Владимиру Путину, председателю Европейского парламента Мартину Шульцу, генеральному директору МАГАТЭ Юкия Амано и губернатору Льву Кузнецову. В нем «зеленые» потребовали пересмотреть стратегию госкорпорации «Росатом», в рамках которой на Горно-химический комбинат в Железногорске уже несколько десятков лет происходит завоз ядерных отходов.

— Мы считаем эту стратегию угрозой безопасности жизни и здоровью жителей Сибирского региона. Пойма Енисея и территория, прилегающая к Горно-химическому комбинату, уже сейчас являются наиболее радиационно загрязненным регионом мира. А в случае перемещения ОЯТ на территории Сибири будет накоплено 25 млрд Кюри радиоактивных веществ и радиоактивных отходов. Это 500 Чернобылей, — говорится в обращении экологов. — Мы рассматриваем договоренность между правительствами России и других стран о перемещении ОЯТ с согласия МАГАТЭ как безнравственную, нарушающую международный принцип равной экологической безопасности и дающую возможность удовлетворить сиюминутные финансовые интересы корпорации «Росатом» и российских чиновников.

Представители «Росатома» в официальном ответе, например, Гражданской ассамблее Красноярского края, также выразившей озабоченность по поводу планов госкорпорации, напирают на то, что все процедуры проводятся строго в рамках российского законодательства, и никаких поводов для беспокойства нет. Однако не надо быть оракулом, чтобы предсказать будущие битвы вокруг могильника радиоактивных доходов.

— Этот проект – не частное дело Железногорска, «Росатома» и ГХК. Свежи в памяти катастрофы на Чернобыльской АЭС и Саяно-Шушенской ГЭС, которые тоже считались безопасными. Именно поэтому свое мнение о судьбе ядерного могильника должны высказать не только сотрудники ГХК, но и все жители Красноярского края, — полагает один из активистов экологического движения «Красноярск против» юрист Артем Карданец.

В поисках компромисса

— Что нужнее, современная промышленность или безопасная среда обитания? Это на самом деле гамлетовский вопрос. В современном мире отношение к будущему индустрии неоднозначно. Например, США начали вести последовательную политику возвращения производства на территорию своей страны. Значит там торжествует политика реиндустриализации, а у нас набирает силу обратный процесс, — констатирует политический аналитик Павел Клачков:

Экологические проблемы требуют серьезного компетентного анализа. К сожалению, у многих «зеленых» хромает как раз аналитическая составляющая. В результате серьезная работа подменяется кампанейщиной. Объекты для критики выбираются не по их действительной опасности, а по банальному заказу конкурентов, или по заказу зарубежных сил, заинтересованных в хронической отсталости определенных стран и территорий.

Сторонникам новой индустриализации не позавидуешь. За последние 20 лет российское общество кардинально изменилось. При капитализме наши люди психологически перестали воспринимать предприятия как общенародное достояние, как часть мощи страны. Было разрушено чувство общности. Нынче большинство населения убеждено, что всевозможные «яд-заводы» — всего лишь источник обогащения узкого круга лиц, причем проживающих на Рублевке или в Лондоне. Никто не считает себя обязанным тем или иным предприятиям в плане личного благосостояния. Аргументы вроде «создания новых рабочих мест» и «увеличения налоговой базы территорий» работают слабо.

Можно ли разрубить узел экологических противоречий? Оказывается, не все так безнадежно. В 2010 году по инициативе Законодательного Собрания состоялись публичные слушания, на которых решалась судьба проекта строительства Эвенкийской ГЭС. В обсуждении вопроса, который будоражил краевую общественность несколько лет, приняли участие представители законодательной, исполнительной властей края, депутаты Госдумы РФ, представители Эвенкийского района, ученые и проектировщики гидростанции. В результате не на основе бессодержательных эмоций, а на фундаменте трезвого анализа было принято решение, поставившее крест на строительстве ГЭС. Позитивным можно назвать и недавний опыт компании РУСАЛ по разъяснению среди красноярцев преимуществ внедрения на КрАЗе новой технологии инертных анодов. Переход на эту революционную технологию позволит заводу прекратить выбрасывать в атмосферу Красноярска тысячи тонн вредных веществ. Общественные слушания по проекту строительства экспериментального корпуса на алюминиевом заводе оказались для представителей РУСАЛа успешными: его поддержало 186 участников слушаний, всего 34 высказались «против». И это свидетельство того, что можно выстраивать успешные коммуникации между производственниками и населением даже на зыбкой экологической почве.

Начала действовать и региональная власть. В апреле прошлого года были внесены поправки в закон «Об охране окружающей среды в Красноярском крае», которые позволяют опускать шлагбаум перед строительством возле населенных пунктов опасных производств. Подобные объекты должны строиться только с согласия жителей, проживающих на территории края. Речь идет о ситуации, при которой границы населенного пункта попадают в санитарно-защитную зону объекта, либо находятся на территории, которая удалена на расстоянии до 60 км от места предполагаемого строительства.

На состоявшемся в феврале Х Красноярском экономическом форуме была презентована концепция региональной экологической политики до 2030 года. Относясь с известным скепсисом к таким документам (сколько мы их уже видели!), все же заметим, что в нашей стране они имеют определенный смысл. После официального принятия концепции у жителей края появится возможность спросить по полной с чиновников и депутатов за наведение порядка с экологией на нашей малой Родине.

Александр Чернявский